Глава 5. Легальные бодания.

2017-12-07 09:17:00 Автор: KJIIOIIIKA Рейтинг: +13

Картонная голова генерального прокурора штата Нью-Йорк, Эрика Шнайдермана, взлетает над толпой протестующих, раскачивается из стороны в сторону в каком-то диком танце, от которого даже картонку уже должно было замутить. Глядя на меня безжизненными глазами, гигантская голова облачена в ярко-зеленую майку, предоставленную FanDuel. Надпись на груди гласит: #Fantasyforal (фэнтезидлявсех), на спине: «Отстоим свое право играть».

Ген.прокурор обычно бывает одет лучше.


За мою долгую карьеру репортера я освещал много митингов. Они все немного надуманы. В лучших из них, много от театральных постановок, и это нормально. Митинги - это шоу для масс-медиа, созданное, чтобы привлечь внимание к насущной проблеме, людскому горю, которому может помочь внимание истеричной прессы.


Конечно, некоторые шоу лучше других. Иногда митинг без людской драмы больше напоминает комедию. В этих редких ситуациях лучше просто устроиться поудобнее и наблюдать со стороны.


Холодным солнечным утром 13 ноября, 2015 года, достаточно быстро становится очевидно, что я счастливый свидетель редкого жанра - драмакомедии. FanDuel и DraftKings на скорую руку организовали митинг протеста около Манхаттанского офиса Шнайдермана,собрав чуть больше 200 участников к 8 часам утра. Митинг направлен против мощной атаки ген.прокурора на ежедневный фэнтези с требованием тотального запрета ДФС в штате. 200 человек в одном месте так рано утром это хороший показатель для любого митинга, особенно учитывая, что этот направлен на поддержку чего-то очень эзотерического - ежедневного фэнтези спорта. Участники вооружены всем необходимым: знаки, плакаты, яркие зеленые футболки, и даже вышеупомянутые картонные головы Шнайдермана, парящие над толпой. Все атрибуты для значимого, эффективного протеста собраны воедино. Протест, который как надеются организаторы, обратит гнев масс на Шнайдермана, этот крестовый поход осветят в газетах броскими заголовками и штат пойдет на попятную.

Всё идет как надо, но потом… толпа начинает скандировать.

«Игра мастерства! Игра мастерства!», - раздаются крики из толпы. А затем: «Шнайдерман, не издавай закон, игра мастерства поставлена на кон!». После этого все вместе начинают скандировать: «Дай нам играть! Дай нам играть!». Я пытаюсь удержаться от смеха. Нужно хранить журналистскую независимость. Но я не могу удержаться. Всё слишком «вкусно».

Плакаты тоже заставляют скривиться. «Шнайдерман, решай реальные проблемы!», «Давай по-правде, это всего лишь фэнтези» (обыгрывается игра слов: real и fantasy. прим. переводчика), и последний гвоздь в гроб: «Законы прочь из моей команды!». Однако должен признать, что один из плакатов «Если бы только политика была игрой мастерства» мне пришелся очень по душе.

Еще вызывает вопрос, кто же на самом деле эти 200-с-копейкой человек. Я ехал в подземке со станции «Таймс-сквер» где-то с 30 протестующими. Почти все они участники конференции организованной ДФС-сайтом Rotogrinders. Событие провозглашенное как «Первая Конференция игроков в ежедневный фэнтези спорт». Эти ребята совершенно точно игроки в ДФС. Но остальные участники протеста, они… непонятные. Я не узнаю большинство из них и здесь слишком много женщин, которые совсем не похожи на регуляров ДФС. Я пытаюсь заговорить с некоторыми, и лишь немногие представляются по имени и фамилии. Это довольно странно, исходя из моего опыта, игроки в фэнтези довольно открыты и общительны, ситуация с ником MaxDalury скорее исключение из правил. Задаю этот вопрос разработчику программного обеспечения из Нэшвила, Джейсону Грину. С ним мы ехали в метро, в мире ДФС он известен под ником IHaveAReputation. «Думаю, что большинство из них сотрудники FanDuel. Их офис тут совсем рядом», отвечает он. Действительно, это всё объясняет. FanDuel не только прядумал и организовал митинг, а еще и отправил на сотрудников Найджела Экклса и аффилейтов его компании. Недалеко от места проведения протеста я нахожу картонные коробки, объясняющие происхождение зеленых футболок. На коробках написано: «для раздачи. Эмили из FanDuel». Эмили Басс - это помощник директора по PR FanDuel. Еще немного пообщавшись с людьми я понимаю, что половина пришедших сотрудники FanDuel и еще одной ДФС компании, numberFire или Scout.com.


Подхожу к одному из полицейских в штатском, «охраняющего» офис генерального прокурора по адресу Бродвей, 120 от этого сборища. Достаю из закромов свой «Род-Айлендский» акцент - копы очень любят его, он такой свойский, и спрашиваю офицера, видел ли он когда-нибудь что-то подобное.


«Я много разных забавных демонстраций повидал, но эта лучшая из всех», - говорит он, улыбаясь, когда толпа снова затягивает «Игра мастерства!» позади нас.


Мы не единственные, кто видит всю нелепость ситуации. Сатиристическая новостная программа «The Daily Show», которую прославил Джон Стюарт, а теперь ведет Тревор Ноа, отправила корреспондента на митинг. Он сейчас среди протестующих, размахивает плакатом «Жизни братанов-болел имеют значение» и скандирует «Болелы, братаны, болелы, братаны!».Просто умора. А вот организаторам митинга не смешно.

Как бы глупо и ненатурально не выглядело сегодняшнее мероприятие, я не виню FanDuel за организацию митинга. Шнайдерман лихо их приложил и они должны были парировать удар и нанести ответный. Спустя месяц после скандала Хаскелла возникло множество угроз самому существованию ежедневного фэнтези. Начиная от интереса ФБР и расследований Департамента Юстиции, до судебных исков в адрес самих компаний и известных игроков, таких как MaxDalury и Drew Dinkmeyer. 

Но это даже и близко не стояло с той опасностью, которая таила в себе бомба Шнайндермана.

Первое упоминание о Шнайдермане в контексте ДФС было сделано сразу после скандала Хаскелла, в начале Октября. Тогда его отдел начал расследование относительно злоупотребления инсайдерской информацией. В начале ноября казалось, что буря утихла. Казалось, что мир ежедневного фэнтези приходит в норму. Да, чуть ослабленным, но без серьезных потерь. Были разговоры о поправках к законам, которые предоставят законодателям штатов на рассмотрение, и о различных формах мягкого регулирования в индустрии. Люди из мира ДФС начали с осторожным оптимизмом смотреть в будущее.

Этот оптимизм разметало в клочья 10 ноября. Представители масс-медиа пытались узнать у FanDuel и DraftKings известно ли им что-либо о готовящемся заявлении ген.прокурора штата Нью-Йорк. Заявление оказалось хуже чем можно было предположить. В тот вторник Шнайдерман отправил компаниям официальное уведомление с требованием прекратить работу в штате, приравнивая их деятельность к незаконным азартным играм. Это было уже не предупреждение, не пиар-ход. Это была полноправная атака главного законника одного из самого значимого штата страны, и второго по количеству игроков в ДФС, и он не стеснялся в выражениях. 


«По законам штата Нью-Йорк деятельность ДФС считается азартными играми и является незаконной», - заявил Шнайдерман в пресс-релизе. Сайты наносят «такой же социальный и экономический ущерб как и другие виды незаконных азартных игр и вводят в заблуждение жителей Нью-Йорка».

Шнайдерман четко дал понять, что он не пойдет на мирное соглашение. Он хотел запретить компаниям функционировать в его штате и хотел, чтобы публика расценивала их как злодеев. Для верности, он еще и переключился в режим «всё для людей».

«DraftKings и FanDuel главари огромного, мульти-миллиардного заговора, нацеленного на уклонение от закона и сдирание шкуры с рядового болельщика. И вот наш ответ: не бывать этому в Нью-Йорке пока это в моей власти».

Хоть он немного перегнул палку в своем заявлении, посыл его был понятен. Шнайдерман решил биться до смерти, задействуя весь ресурс генеральной прокуратуры штата Нью-Йорк, чтобы заставить компании подчиниться. Два предыдущих ген.прокурора, Элиот Спитцер и Эндрю Куомо, использовали своё место работы как ступеньку к посту губернатора штата. Шнайдерман, за свои пять лет на посту, так и не получил ни одного крупного дела, которое могло бы помочь ему стать следующим губернатором. Дело о ДФС должно было стать его крестовым походом. 


Атака оказалась неожиданной для комапаниий и заставила их очень взволноваться, говорит Эклс. Они не могли позволить себе потерять Нью-Йорк. Это означало 10% игроков для FanDuel и 7% для DraftKings.

«Это оказалось большой неожиданность для нас», - говорит основатель FanDuel. «Велось расследование о злоупотреблении инсайдерской информацией. Не было даже и намека на то, что поднимется вопрос о законности».

Бабайкой онлайн-покера был Прит Бхарара !, а главным врагом ДФС стал Эрик Т. Шнайдерман. Родился в канун Нового Года в 1954 году, рос на западе Манхэттена, после окончания школы поступил в колледж города Амхерста. После этого учился на Юридическом факультете Гарвардского Университета и проходил практику в престижном месте - Окружном суде США Южного округа Нью-Йорка. После окончания учебы вел частную практике в фирме «Киркпатрик и Локхарт».

Шнайдерман впервые попробовал пробиться на гос.службу в 1998 году как кандидат в сенат от Демократической партии по своему родному округу в Манхэттане. Местный выходец он не зря потратил 12 лет проведенных в сенате. За это время он способствовал изменениям в законе штата о нелегальной торговле и сбыте наркотических средств и вел активную борьбу против уклоняющихся от налогов граждан. К тому же, у него сложилась определенная репутация в городе. Он вращается в высших кругах, с такими известными персонами как глава инвестиционного фонда Дэйвид Эйнхорн, продюсер Рассел Симмонс и актер Алек Болдуин.

Теперь Шнайдерман мечтает о больших свершениях и он не мог выбрать момента лучше для того, чтобы бросить бомбу на ДФС компании. Конференция ДФС игроков от сайта Rotogrinders, первая в своем роде, собрала 150 человек в Нью-Йорке для проведения семинаров, обмена опытом, закрытого показа фильма и много другого. После объявления Шнайдермана эта конференция стала очагом сопротивления. Внезапно участники конференции оказались частью протеста FanDuel, а основатели двух компаний Эклс и Робинс согласились приехать и ответить на вопросы по поводу заявления Шнайдермана сразу после окончания митинга.

Всё это превратило конференцию в готовое медиа-событие, куда любая компания могла отправить на готовенькое парочку журналистов (в случае с Reuters аж 8 человек) если они вдруг пропустили сам митинг. Внезапно, и довольно неожиданно, команде Rotogrinders (Кэл Спирс, Райли Брайант, Кэмерон МакМиллан) в придачу к конференции достался настоящий журналистский цирк.

«Мы реально самое крупное событие в Нью-Йорке на выходных», - говорит ошарашенная Спирс. «Наверное это круто».

Конференция RotoGrinders продлится 3 дня в отеле Marriott Marquis на Таймс-сквер. Эволюция Таймск-сквер, от похабного и грязного местечка в моей молодости, до сверкающего символа Нью-Йорка, а потом и до странного «одиснефицированного» места, полной фриков в костюмах персонажей мультфильмов клянчящих мелочь, многое может сказать о человечестве. Пусть в этом разбираются социологи, а мне важно лишь выйти из метро в точке А, протолкнуться сквозь толпу туристов и успеть на конференцию RotoGrinders вовремя до начала речи Эклса. 


RotoGrinders 2 занимает крайне важное место в мире ДФС. Для большинства игроков это первый фэнтези сайт и первый учитель; основной источник контента и советов по фэнтези; рейтинговая система, сообщающая кто лучший из лучших в мире; и разнообразные форумы - площадка для общения коммьюнити. Здесь можно найти все ответы на любые ДФС вопросы, все-в-одном, и роль этого проекта в мире фэнтези уникальна.

Для многих любопытных потенциальных игроков в фэнтези, увидевших рекламный ролик, RotoGrinders выступает в роли острова Эллис (самый крупный пункт приёма иммигрантов в США, действовавший с 1 января 1892 года по 12 ноября 1954-го прим. переводчика). Сайт принимает их, помогает им выбрать никнейм, снабжает их основными инструментами для игры в фэнтези. Я именно так и попал в ДФС. Если регистрируешься через их реферальные ссылки на крупных ДФС сайтах, то получаешь кипу бесплатного контента. От всевозможных руководств, доступа к еженедельным статьям, до специальных программ, помогающих игрокам собрать команды или правильно распределить банкролл. Войти в мир ДФС достаточно сложно, RotoGrinders обещает сделать этот процесс проще.

Основатели RotoGrinders пришли в фэнтези из мира покера. Выпускники Университета Вандербилд стали известны как создатели обучающего сайта Pocket Fives. Рейтинговая система это то, что отличало этот сайт от других. Они использовали свою субъективную систему для определения лучших игроков в онлайн-покер в мире и приглашали пользователей к обсуждению результатов постоянно обновляющихся рейтингов. Сайт процветал, но все-равно оставался нишевым в огромном мире покера. Закон о запрете азартных игр в интернете 2006 года (UIGEA) привел к краху покерной онлайн-индустрии, что заставило их продать сайт и заняться поиском другой ниши. Через несколько лет они наткнулись на ежедневный фэнтези. Когда коммьюнити достаточно развилось для того, чтобы форумы, рейтинги и другой контент был востребован, они поняли, что могут применить свою покерную формулу в мире ДФС. В 2010 году они запустили RotoGrinders.

«ДФС - это паззл, каждый день новый», - говорит Спирс. «В покере пазл всегда один и тот же. Он медленно меняется так как люди начинают играть более агрессивно, но в ежедневном фэнтези у тебя новый пазл каждый день. От получаешь больше всего удовольствия. Собирать новый пазл каждый день».

Из-за такого подхода всем (почти) нравится RotoGrinders. На форуме сайта пользователи могут поплакаться, получить помощь и советы. Основатели сайта одновременно и приветливые ребята и серьезные ДФС игроки, поэтому они близки обычному пользователю. Роль компании базирующейся в Нэшвилле для обычного рекреационного игрока сложно переоценить, ведь другие сайты пытаются угодить лишь профи и тем кто тратит крупные суммы.

Хоть сайт и идет наперекор принятым в индустрии правилам, RotoGrinders давно, серьезно и напрямую заинтересован в успехе двух крупных компаний. За пользователей регистрирующихся на FanDuel и DrafKings через их сайт, RotoGrinders получает часть комиссии, за каждый турнир на деньги в котором те участвуют. Когда условный MaxDalury делает входов на 150000$ в день, то огромная часть рейка с этой суммы уходит RotoGrinders.

«Кэл Спирс зарабатывает больше всех денег в индустрии, потому что он забирает 40% с рейка стольких игроков, все благодаря своей реферальной программе», - объясняет мне MaxDalury. RotoGrinders просто отсылает людей играть на FanDuel и DrafKings и снимают 40% за это. Это огромный бизнес. Вот они на самом деле выигрывают по-крупному».

Люди в индустрии намекают, что комиссия составляет 25-35%, и иногда оплата происходит единовременно, а не постоянной выплатой процентов с рейка. Тем не менее, именно благодаря этому источнику дохода они могут позволить организовывать убыточные мероприятия подобные этой «Конференции Игроков». RotoGrinders призваны раскручивать, способствовать росту, а теперь еще и защищать ДФС. Как минимум этот съезд позволит сбитым с толку профессиональным игрокам собраться вместе и попытаться понять, что-же черт возьми произошло с индустрией за последние 5 недель.

Во время первой фазы ДФС скандала мне показалось, что компании спрятали головы в песок. Казалось, что они не понимали сколько ненависти к себе вызвали и как хотелось рядовым Американцам увидеть их крах. Они все повторяли про необходимость регулирования в индустрии, но мало чего делали.Они твердили, что внутренние расследования не выявили злого умысла у Хаскелла. Они по-прежнему защищали его. Их официальные заявления были полны отрицаний и высокомерия. Они не понимали всей опасности ситуации, в которой они оказались и уровня злорадства простого обывателя после потока рекламных роликов.

Всё поменялось после судебного иска Шнайдермана. Может из-за самого иска или из-за специалистов, которые сейчас помогают компаниям (DraftKings, например, наняли легендарного адвоката Дэвида Бойеса и обращались за помощью относительно своего имиджа к PR компании FTI Consulting). ЧТо бы то ни было, компании поняли, что нужно менять свои взгляды на сложившуюся ситуацию.

Сессия ответов на вопросы от Эксла в Marriott Marquis проведенная вместе с вежливым и обходительным Дэном Бэком, медиа-директором RotoGrinders, является своеобразной вехой. Как только Эклс садится в конференц-зале отеля и начинает отвечать на вопросы Бэка, становится понятно, что компания, по крайней мере, начала публично выражать свое отношение к сложившейся кризисной ситуации. Сразу после комичного, несуразного митинга, Эклс отвечает умно и взвешенно, показывая прекрасное понимание кошмарной ситуации, в которой оказалась индустрия. Когда Бэк, например, спрашивает его о мнении относительно регулирования индустрии, его реакция не похожа на сдержанную негативную реакцию других представителей индустрии. Он всеми руками за.

«Мы не должны боятся адекватного регулирования в индустрии», говорит Эклс. «Это дает нам уверенность, что никому в голову не придет однажды проснувшись с утра сказать - это игра случая, а не мастерства, давайте-ка ее прикроем. Мы не можем сами регулировать индустрию, это могут делать штаты.

Может быть эти ребята все-же выживут.

Потом Эклс официально объявляет о кончиня эры рекламных роликов, эры роста, и вместо этого объявляет о начале эры укрепления позиций и выживания.

«На рынке совершенно определенно произошел сдвиг, и он коснулся нас», - говорит Эклс. «Мы продемонстрировали мега-рост в последние несколько лет. Это процесс замечателен, но он также замечательно вас выматывает. В связи с изменениями на рынке, наш приоритет в следующие 12 месяцев - упорядочивание.

Эклс объясняет, что хоть в данный момент FanDuel не приносит прибыль, они могут изменить это одним махом, просто урезав огромный рекламный бюджет. «Если бы мы хотели, то мы хоть с завтрашнего дня станем прибыльными», - говорит он.

Я киваю головой во время его речи, наконец-то услышал взвешенные комментарии от первых лиц ДФС. Однако самое важное не то, то он говорит на конференции. Главнее то, что делает в это время компания. И это что-то свидетельствует о начале новой эры в войне за ДФС.

FanDuel и DraftKings переходят в наступление.

Во время речи Эклса репортеры рядом со мной одновременно начинают доставать свои гаджеты из карманов. Это явный знак того, что-то случилось и редакторы шлют сообщения и письма для того, чтобы обсудить как подать новый материал.

Вытаскиваю свой IPhone 6s и быстро нахожу в Твиттере, что привлекло внимание журналистов. FanDuel и DraftKings подают отдельные иски против штата Нью-Йорк, пытаясь остановить план Шнайдермана в зародыше. Это смелый и агрессивный ход, и если это правда, то неизбежно приведет к эскалации конфликта.

Теперь пути назад нет, уже не договориться полюбовно.

Подсаживаюсь к директору по связям с общественностью FanDuel Джастин Сакко. «Это правда», - спрашиваю я.

Она кивает и обещает рассказать детали как только Эклс закончит выступление.

Благодаря чуду под названием Интернет я мигом нахожу и открываю текст исков. Иски нацелены предотвратить вступление в силу распоряжение Шнайдермана о прекращении деятельности. В иске FanDuel использованы более взвешенные, консервативные формулировки, объясняющие почему компания должна продолжить функционирование в Нью-Йорке и утверждающие, что немедленное прекращение деятельности слишком серьезная мера воздействия. В иске DraftKings тоже самое, только язык более вызывающий, например, действия Шнайдермана называют попыткой «запугать» компании.

Эти иски и попытка оказать юридическое воздействие означают, что слушание по делу произойдет очень скоро, где-то через неделю. Надвигается первое официальное разбирательство, первая возможность доказать свою точку зрения, высказаться в прессе. Кто окажется прав? Игра ли это мастерства или незаконные азартные игры, преступное мошенничество или образец высокотехнологичной компании нового типа? А пока Эклс и его компания осторожничают. Подав иск в суд, Fanduel, тем не менее, приостанавливает игру на деньги в штате Нью-Йорк. DraftKings же, верные своей философии, планирует продолжать деятельность в Нью-Йорке как можно дольше.

Выступление заканчивается под аплодисменту дружественно настроенной аудитории. Эклс спускается со сцены очень буднично, не какой-то там залихватской походкой, как сделал бы я, если бы подал в суд на штат Нью-Йорк и развязал войну в генеральным прокурором. Ответив на вопросы журналистов Эксл направляется дальше, и толпа в зале рассасывается. Робинс проведет свою сессию «вопрос-ответ» позже и на пока шоу о судах и разбирательствах приостановлено. Время для круглых столов о стратегиях игры в ДФС, того, за что посетители выложили по 600$.

Достаю расписание и обвожу в програмке мастер-класс, на который было бы неплохо попасть. Стратегия турниров по бейсболу с Дейвом «CheeseIsGood» Поттсом, звучит неплохо. Время до начала еще есть и я отправляюсь за ланчем. Не успев еще выйти из зала, меня останавливает молодой человек. На виде ему лет 25, протягивает руки и представляется как Майк Женг. Майк профессиональный ДФС игрок, играет под ником MBomb44 на FanDuel, и Underjones на DraftKings. Он друг Бипа и просто хотел поздороваться, так как знает, что Бип теперь меня тренирует.

Оказывается, Underjones живет в Нью-Йорке и хоть его не было на митинге, как раз ему там быть бы и стоило. Для него, профессионального ДФС игрока с большим количеством входов в турниры каждый день, мир в последние несколько дней перевернулся. Майк понимает, что ему придется переезжать из Нью-Йорка после заявлений Шнайдермана. FanDuel уже приостановили деятельность в штате, скорее всего это придется сделать и DraftKings, и это значит, что Майк просто потеряет работу. Вряд ли многие из-за этого огорчаться, но есть люди на которых потенциальный запрет ДФС в штате окажет серьезное влияние.

Underjones обдумывает что ему делать. Либо придется переехать в Нью-джерси, либо снимать там офис. Придется ездить туда каждый день, собирать составы и потом возвращаться домой.

«Это будет прям как настоящая работа, ездить туда-сюда каждый день», - размышляет Майк.

Другим ДФС-профи повезло меньше. У них нет в досягаемости «дружеского» ДФС штата. В тот же день я встречаю еще одного профи, Брита Девина, бывшего покерного тренера со светлыми, стоящими торчком волосами. Он говорит, что надевает в тренажерный зал футболку RotoGrinders, чтобы заводить разговоры о фэнтези. Он работал в службе поддержки ныне несуществующего ДФС сайта FanThrowdown. Бип про него рассказывал. Он с ним познакомился, когда постоянно обращался в поддержку из-за постоянных проблем на сайте. Бип просил Брита поменять игроков в его команде, так как сам сделать этого не мог. Брит видел каких именно игроков берет Бип и часто после этого подсаживался к нему в ХА. Да, так вот бывало раньше в ДФС.

Теперь Брит — это один из тех профессионалов, который может скоро потерять работу, однако он не унывает, напротив, забавляется. Не далеко от ресепшен он опирается на стойку с мороженым Dove и притворяется, что торгует им, зарабатывая деньги.

«Прокурор отнял у меня работу. Я беру 10 долларов за мороженное - мне нужны деньги», - вздыхает он.

Брит живет недалеко от Сиракуз, в самом сердце штата Нью-Йорк, далеко от дружественных для DFS Пенсильвании на юге или Новой Англии на востоке. Его девушка недавно купила дом в этом районе и имеет стабильную работу, и поэтому он не может переехать. Брит смирился с мыслью, что он скоро будет безработным, хотя он и не боится, что ему придётся бомжевать.

«У отложил достаточно денег, чтобы переждать и посмотреть, как всё это кончится», - говорит он.

Но не все могут оставаться столь невозмутимыми, как Брит. Ряд профессионалов и регуляров в ярости от политики Шнайдермана, которую они считают слишком агрессивной и нечестной; если DFS нарушает закон, то и это расследование тоже. Мне несчётное количество раз приходилось слышать от акул сравнение DFS с торговлей недвижимости. Один добродушный новичок в DFS, высокий чернокожий человек по имени Роман, вовлёк меня в долгий и бессвязный разговор, заявляя, что Daily Fantasy похожа на фондовый рынок, что, вероятно, является самым распространенным сравнением, которым пользуются сторонники DFS.

«Да это же одно и то же», - горячо заявляет Роман. «Нет, ну ты скажи мне, в чём различие?»

Эти аргументы всегда казались мне жутко беспочвенными. Да, допустим, DFS похожа на биржу тем, что вы ставите деньги на неопределённые события, пытаясь предугадать недооценённые активы. Только вот фондовый рынок крайне жёстко регулируют, правительство следит, чтобы не происходило мошенничества, избытков, и, излюбленной многими инсайдерской торговли. «Смотри, биржа видимо действительно азартная игра - но ведь поэтому она очень жёстко регулируется», - говорю я Роману. Кроме того, биржа выполняет свою функцию в экономике: вы вкладываетесь в капитал компании, торгующей своими акциями. А что даёт владение игроком в DFS, кроме как надежду на выигрыш денег в соревновании с другими людьми? Впрочем, моего нового друга это не переубеждает, и каждый из нас остаётся при своём мнении.

На этой конференции есть один человек, который чаще и лучше других проводит параллели между DFS и чем-либо, и он единственная причина, по которой я всё ещё на конференции в столь поздний час: генеральный директор DraftKings Робинс.

Я впервые увижу вживую главного из трёх владельцев, который, в отличие от Мэта Калиша и Поула Либермана, остающихся на заднем плане, является лицом компании.

Через месяц после того как его сотрудник, Хаскелл, напортачил и поспособствовал утечке данных, которая навсегда изменила индустрию DFS, Робинс был везде: на телевидении, в газетах и на радио, защищая свою компанию и DFS в целом. Время от времени он делал это, использую сравнение с фондовым рынком или даже с шахматами.

Кроме того, он описал индустрию DFS с использованием покерных терминов (о чем он наверняка впоследствии пожалел), что Шнайдерман пытался использовать в своем иске. В 2012 году, вскоре после основания DraftKings, Робинс поучаствовал в сессии в форме «вопрос-ответ» на Reddit, где он описал DFS и DraftKings, используя терминологию азартных игр.

Робинс написал следующее: «Концепция DFS отличается от традиционных лиг по фэнтези-спорту; по сути, это что-то среднее между покером и фэнтези-спортом. Если говорить просто, то вы собираете команду, вносите ставку, и если ваша команда побеждает, вы забираете банк. Фэнтези-спорт не подпадает под закон об азартных играх в режиме онлайн 2006 года, поскольку результат в нем зависит от мастерства играющего. Данная концепция, которая позволяет собирать команды и выигрывать деньги, является новой и отличной от традиционных фэнтези-лиг, где игра продолжается в течение всего спортивного сезона».

Кроме того, он отметил еще кое-что, что не могло не порадовать генерального прокурора Шнайдермана: «Концепция практически полностью повторяет казино; если быть точным, то покер. Когда люди выигрывают банки, мы зарабатываем на этом».

Не поймите меня неправильно – он абсолютно прав. Я бы описал дэйли-фэнтези точно так же. Уверен, что он не мог себе даже представить, что эти непринужденно напечатанные слова будут однажды использованы против него властями штата Нью-Йорк.

Последние четыре года жизни Робинса вряд ли можно назвать предсказуемыми.

Робинс рос в Кендалле (шт. Флорида, США), небольшой местности на юго-востоке Майами. Робинс был типичным «гиком», а мне это всегда было по душе. Он любил заниматься спортом, но не добился особых успехов в местных футбольных, бейсбольных и теннисных группах. Тем не менее, его больше занимали разные виды спорта, а не игроки или тактики. Робинс быстро понял, что он лучше запоминает спортивную статистику, а не «производит» ее на поле или на корте.

Спорт был не единственной страстью в семье Робинсов; другой страстью были компьютерные технологии. Отец Робинса, работавший преподавателем экономики в университете Майами, постоянно следил за новинками в области технологии, и сын учился у отца. Согласно биографической заметке о жизни Робинса, опубликованной в газете Miami Herald, он начал программировать на домашнем компьютере в 13 лет. Когда он наткнулся на фэнтези-спорт, все элементы паззла сошлись.

Фэнтези-спорт начал свое развитие, когда Робинс был еще ребенком, но именно с популяризацией Интернета о нем узнали такие ребята, как он или я. Я впервые сыграл в онлайн-лиге в 2000 году в разгар бейсбольного сезона; тогда третье место в лиге мне принес Тодд Хелтон и его 0,372 ФО в среднем за игру. Робинс начал играть еще раньше; свою страсть к фэнтези-спорту он пронес через учебу в университете Дьюка, где он получил образование сразу по двум специальностям, «экономика» и «информатика», и выпорхнул в реальный мир в надежде основать технологический стартап.

Робинс начал работать бизнес-аналитиком в компании Capital One, где он познакомился с Мэттом Калишем, еще одним из трех будущих совладельцев DraftKings. Через пять лет оба перешли работать в бостонскую компанию Vistaprint, занимавшуюся выпуском визитных карточек и оказанием услуг в сфере маркетинга. Там они познакомились с Либерманом, и трио, которому было суждено основать DraftKings, воссоединилось.

После основания DraftKings Робинс, Калиш и Либерман начали свое восхождение к вершине фэнтези-спорта. Сам Робинс появился на обложке октябрьского номера журнала Fortune за 2015 год. Попасть на обложку журнала в 34 года – это неплохое достижение, особенно для человека, который не отличается большой харизмой. Робинс – приятный и искренний человек, но есть в нем какая-то неловкость, которую очень сложно описать (хотя не стоит принимать ее за неуверенность). Нил Суиди, репортер Boston Globe, который позволил состояться моей журналистской карьере, когда в 2000 году устроил меня на практику в правительственное бюро газеты, прекрасно описал его в биографической справке, опубликованной в декабре 2015 года.

Вот что он написал о Робинсе: «Робинс худощавого телосложения, у него широко посажены глаза, и он обычно невероятно серьезен, хотя иногда у него на лице проскакивает широкая ухмылка. У него монотонный голос, и он никогда его не повышает. Иногда он выдает такие пассажи, что его собеседники даже не знают, когда можно вставить в разговор свои пять копеек».

Не стоит, однако, думать, что он какой-то там стесняшка. Суиди продолжает: «Несмотря на то, что он не рубаха-парень и не отличается заоблачной харизмой, Робинс – экстраверт, комфортно чувствующий себя перед большим количеством людей».

Именно эта уверенность позволяет ему настолько эффективно находить средства. Если есть что-то, что DraftKings делали лучше любой другой ДФС-площадки, то это привлечение средств, и, по замечанию Мэтта Калиша, в этом заслуга именно Робинса.

«За первый год мы встретились с несколькими сотнями потенциальных инвесторов и партнеров, и он без устали проводил все эти встречи. Ему никогда не надоедает знакомиться с новыми людьми, беседовать с ними о своих идеях, что-то организовывать. С самого начала он зарекомендовал себя как настоящий лидер».

К вышеприведенному описанию мне хотелось бы добавить, что под его внешней скромностью скрывается непоколебимая жесткость, которую называют храбростью, когда она срабатывает, и безумством, когда она не срабатывает. С Робинсом во главе DraftKings постоянно расширяют границы, чтобы оставаться лучшей фэнтези-площадкой. DraftKings предлагает игру по тем видам спорта, к которым FanDuel боится даже притронуться (ММА, NASCAR, гольф), опасаясь, что это может быть нарушением закона о запрете азартных игр в Интернете. Когда пришло время раскручиваться с помощью рекламы, DraftKings потратили на нее в четыре раза больше, чем FanDuel. DraftKings решили не сворачивать операции в Нью-Йорке, в то время как почти все DFS-площадки не стали рисковать и покинули штат. Все публичные заявления компании по поводу любых изменений юридического характера зачастую были пропитаны бесшабашной яростью, подобной той, с которой ребенок, которого вот-вот отправят в свою комнату, топает ногами.

Гендиректор DraftKings входит в комнату, чтобы начать сессию вопросов и ответов, и меня сразу же поражает контраст между немного потрепанным, но более «близким к народу» человеком в лице Робинса, и более элегантным главой FanDuel Эклсом. Последний одет в мокасины и пиджак свободного кроя, буквально излучая «британскость» и стоический характер, который так важен в эти непростые для DFS времена, но при этом сохраняя позитивный настрой. Робинс же, в свою очередь, одет в зеленый свитер и широкие брюки, и на его лице печать столетней усталости. Этим утром Эклс излучает оптимизм и демонстрирует готовность идти вперед, несмотря на трудности. Пока Эклс усаживается в кресле и готовится начать сессию вопросов и ответов с представителем RotoGrinders Дэном Беком, голос Робинса напоминает что-то среднее между крайним раздражением и подавленностью; видно, что этот человек уже очень устал.

И это делает его еще более человечным.

Все в комнате сидят и наблюдают за происходящим, а сумасшедший день с кучей исков и протестов подходит к концу. Дэн Бек спрашивает у Робинса, каково это в мгновение ока превратиться из любимчика в мире бизнеса в мишень на уровне целой страны.

«Никому не нравится выслушивать обвинения, из-за которых тебе становится неприятно и гадко. Никому не нравится терпеть стресс и трудности», – медленно и тихо отвечает Робинс, и мне становится немного жаль его.

В то же время, когда ему уже в который раз задают вопрос о том, является ли фэнтези-спорт азартной игрой, он показывает, что может быть очень раздражительным и язвительным.

«Знаете, что меня уже достало? Постоянные вопросы в СМИ по этому поводу. Дело в том, что каждый дает ответ на этот вопрос в зависимости от своего субъективного мнения. Есть те, кто говорят, что если вы с другом играете в шахматы на 10 долларов, то это уже азартная игра, а есть и те, кто скажут, что онлайн-покер – это вовсе не азартная игра».

Я уже высказал свое мнение по этому вопросу, поэтому дам Робинсу продолжить.

«Как мне кажется, вопрос нужно ставить не так. Вопрос нужно ставить следующим образом: является ли фэнтези-спорт нарушением закона в тех штатах, где ведет деятельность та или иная площадка? Вот что действительно важно знать».

Если бы я был его пиарщиком (слава Богу, я таковым не являюсь), я бы попросил его быть чуть менее искренним, рискуя при этом прозвучать немного отстраненным. А еще я бы попросил его просто быть настроенным чуть более оптимистично. Робинс – один из двух человек, олицетворяющих индустрию DFS, и его пессимистичный настрой имеет свои последствия, а его слова (особенно те, от которых так и сквозит пораженческими настроениями) имеют значительный вес. В конце сессии Робинс признает, что вся эта история может означать смерть для всей индустрии фэнтези.

«Такова иногда цена успеха. К сожалению, произошло то, что мне очень не нравится. Тем не менее, мы поборемся и постараемся легализовать свою деятельность. Что, если не получится? Ну, мы хотя бы попытались».

Робинс уходит со сцены, и я жду, пока он договорит с какими-то представителями индустрии. Мы пересекаемся с ним на выходе, я представляюсь, и мы пожимаем друг другу руки. Я кратко объясняю ему, кто я такой и чем я занимаюсь; объясняю ему, что играю на него площадке, и пытаюсь рассказать ему историю, которую не без скромности называю «взлет DFS».

Будучи человеком неглупым, Робинс сразу понимает, что было недосказано.

«Ты хотел сказать, взлет и падение», – отвечает он, демонстрируя ту самую широкую ухмылку.

«Спорт!», – кричит женщина-пристав, после чего большинство из сидящих в коридоре перед залом суда поднимают руки. Почти все из них могут похвастаться модными стрижками, дорогими пиджаками, галстуками, брюками и юбками.


«Грипп!», – кричит женщина-пристав следом, и абсолютно другой контингент, упакованный в спортивные брюки, также поднимает руки. Даме-приставу теперь предстоит нелегкая задача – разбить эту толпу на две четкие группы.

На календаре канун Дня Благодарения. Прошло почти две недели с момента протеста и конференции RotoGrinders, а это значит, что пришло время для первого заседания суда по делу дэйли-фэнтези. В Верховном Суде штата Нью-ЙоркIII по просьбе генерального прокурора Шнайдермана проводится слушание на предмет выдачи запрета компаниям FanDuel и DraftKings на ведение деятельности в штате. Команды адвокатов DraftKings и FanDuel составили резюме дела для ответчиков, и все решится в тусклом и небольшом зале Верховного Суда под председательством судьи Мануэля Мендеса. Мендес собирается выслушать прения сторон и вынести свой вердикт через несколько недель, причем этот вердикт может нанести индустрии фэнтези смертельный удар, вызвав эффект домино и, как следствие, прекращение деятельности фэнтези-площадок в других штатах США.

Сначала, однако, Мендесу приходится разобраться еще с одним делом. Противники вакцинации подали иск против требования городских властей, которое гласит, что дошкольники должны быть привиты, а иначе их не допустят к занятиям. Толпа народу, собравшаяся на слушания по прививкам и дэйли-фэнтези, теснилась в коридоре рядом с залом суда и дополнялась представителями СМИ и адвокатами с чемоданами и ноутбуками, и противниками вакцинации с плакатами и стикерами «Нет прививкам!». Я стою в этой огромной толпе, и меня уже начинает немного подташнивать.

Внезапно я замечаю Робинса, который сидит немного поодаль и разговаривает со своим адвокатом. Мы здороваемся, обмениваемся соответствующими любезностями, и я рассказываю ему, что я недавно виделся с Бипом и узнал, как собирать команды. Робинс и Бип неплохо знают друг друга; они даже как-то провели день, рыбача вместе на лодке (было это на одном из мероприятий, проводимых DraftKings). Как только я рассказал Робинсу, где я был, у него тут же загорелись глаза.

«Раз так, то убедился, что это игра мастерства», – говорит он мне.

Опять это словосочетание. «Игра мастерства». Фэнтези-площадки прикрываются этим словосочетанием, словно это щит, который защитит их от всех угроз и последствий юридического характера. Но что это словосочетание значит? И почему это так важно?

Любому, кто не связан с DFS, кажется, что фэнтези-спорт – это азартная игра; по крайней мере, в самом общем смысле этого слова. Игроки рискуют реальными деньгами, пытаясь предугадать неочевидный результат и соперничая с другими такими же игроками, причем сами игроки никак не могут управлять турниром. Как и в покере, на короткой дистанции может произойти все что угодно, однако на более длинной дистанции хорошие игроки выигрывают, а плохие – проигрывают. В любом случае, «казино» (в данном случае, само собой, DraftKings и FanDuel) берет некий процент и передает выигрыш игроку, набравшему наибольшее количество очков. Каждый, кто когда-то заходил в букмекерскую контору, прекрасно знает, как работает эта схема.

Если же смотреть с точки зрения закона, то все не так просто.

Дэвид Бойес, адвокат DraftKings, так объяснил проблему на телефонной конференции, которая прошла буквально за несколько дней до начала слушаний в Верховном Суде и на которой я присутствовал: «Вопрос не в том, является ли дэйли-фэнтези азартной игрой, если угодно, в разговорном смысле этого слова. Вопрос в том, легально ли проведение дэйли-фэнтези в соответствии с законодательством штата Нью-Йорк».

Ответ на этот вопрос внезапно ведет нас по той же дорожке, по которой как-то пошел Билл Клинтон, начав сомневаться в истинном смысле глагола to be и глагольных времен в английском языке (IV). На федеральном уровне закон о запрете азартных игр в Интернете (UIGEA) в достаточной степени защищает фэнтези-спорт, однако при этом федеральные власти оставили законодательство в сфере азартных игр на откуп отдельным штатам, что привело к наличию несметного количества различных законов (в том числе уже давно устаревших) в разных штатах США.

Если объяснять совсем по-простому, то если игра классифицируется как «игра мастерства», т.е. навык в ней является основным параметром, влияющим на результат, то она не считается нелегальной азартной игрой и может практиковаться в большинстве штатов. В противоположность этому, если игра признается «игрой случая», т.е. если результат в ней основан в большей степени на удаче, то с юридической точки зрения такая игра должна считаться азартной. При этом почти все игры имеют как элементы мастерства, так и элементы удачи; если бы это было не так, то результаты были бы либо полностью случайными (например, лотереи), либо полностью предопределенными (например, рестлинг). Таким образом, если брать целый спектр игр, то у большинства игр тонкая грань между мастерством и удачей проходит где-то посередине. Но где именно? Вот здесь-то все и усложняется, и ответ на этот вопрос обычно зависит от конкретного штата.

Есть ряд штатов, в которых даже незначительный элемент удачи приравнивает игру к азартным, и, само собой, большинство компаний, занятых в сфере дэйли-фэнтези, не рискнули проводить операции в таких штатах еще до инцидента Хаскелла. Если смотреть на другую половину спектра, то в законодательстве порядка 25 штатов США прописано, что для того, чтобы игра считалась азартной, элемент удачи в ней должен преобладать. На данный момент индустрия дэйли-фэнтези в этих странах достаточно неплохо защищена.

Что же касается других штатов, то там все достаточно размыто. Примерно в 10 штатах, включая Нью-Йорк, любая игра должна пройти так называемый тест на наличие материального элемента. Таким образом, в штате Нью-Йорк азартной признается игра, в которой результат зависит от «материальной степени элемента удачи».

Что же скрывается за этой пространной формулировкой? Какая степень элемента удачи? В этом и кроется основная проблема. Ни один из представителей обоих лагерей не спорит, что в дэйли-фэнтези присутствует элемент мастерства; однако никто и не отрицает, что в дэйли-фэнтези присутствует и элемент удачи. Как утверждает Бойес, как раз то, где провести эту границу, и является главным юридическим вопросом. Компании, работающие в сфере дэйли-фэнтези, пытались свести все судебные слушания к обсуждению именно этого вопроса.

«В любой игре мастерства присутствует элемент удачи, даже в шахматах. И наоборот – в игре, которая построена в основном на удаче, есть и элемент мастерства. Таким образом, вопрос, на который нужно найти ответ, носит чисто практический характер: преобладает ли в игре элемент мастерства или элемент удачи?».

Есть какая-то ирония в том, что одна из проблем DFS помогает решить другую проблему. Тот факт, что несколько акул доминирует над остальным полем игроков, поддерживает концепцию дэйли-фэнтези как игры мастерства, и обе крупнейших DFS-компании проводили различные исследования и предоставляли юридически заверенные документы, в которых представлялись доказательства именно этого факта.

Со своей стороны Шнайдерман пытался напирать на другие аспекты дела. В своих заявлениях, которые он делал перед заседанием, он пытался полностью игнорировать аспект мастерства.

Вот что Шнайдерман написал своей авторской колонке в нью-йоркской газете Daily News буквально за несколько дней до начала слушания: «В играх, основанных на удаче, присутствует некоторый элемент мастерства, но это не делает их легальными. Хорошие игроки в покер часто обыгрывают новичков, но покер – это азартная игра, и открытие покерного клуба или онлайн-казино в Нью-Йорке считается нелегальным».

Перечисленные мною утверждения в целом резюмируют аргументы, которые обе стороны собираются представить в суде. DFS-компании будут главным образом делать акцент на том, что элемент мастерства обеспечивает легальность дэйли-фэнтези, а власти штата считают, что абсолютно неважно, что в дэйли-фэнтези присутствует элемент мастерства; они полагают, что общие принципы DFS позволяют приравнять данную игру к азартным и, как следствие, объявить ее вне закона.

Я тусуюсь в коридоре вместе с бывшим репортером Sports Illustrated Джо Лемайром, который пришел сюда, чтобы написать заметку о заседании для газеты USA Today. Мы слышим, как дают показания злобные мамаши из лагеря противников вакцинации; одна из них утверждает, что она «против яда». Я с трудом сдерживаюсь, чтобы не крикнуть, что я, в свою очередь, против эпидемий заразных болезней.

Утро сменяется днем, и судья Мендес заканчивает с делом вакцин. Дама-пристав опять кричит «спорт!», после чего юристы и журналисты начинают протискиваться вперед, чтобы успеть занять место в небольшом зале суда, рассчитанном на 65 мест. Перед дверным проемом начинается активная работа локтями. Мне вроде удается занять хорошее положение, однако перед самым входом народу становится все больше; толпа сдавливает меня, словно питон мышь, но я кое-как впихиваюсь внутрь прохладного зала заседаний, поправляю блейзер и занимаю последнее место по левой стороне. В проходе столпилось порядка пятнадцати человек, но пристав умело сдерживает их. Позади тех, кто стоит в проходе, остались те несчастливцы, которые были не готовы к жестокой битве за сидячее место, так ловко и умело выигранной мной. К сожалению, Джо Лемайр остался как раз в этой толпе, но я пообещал ему поделиться своими заметками с ним.

Робинс и команда адвокатов занимают места прямо передо мной и, должен вам сказать, это довольно звездная команда. Помимо Бойеса, в нее входят бывший вице-мэр Нью-Йорка Рэнди Мастро, а также (со стороны FanDuel) известнейший адвокат Джон Кирнан, нынешний президент коллегии адвокатов Нью-Йорка. Если бы я собирал себе фэнтези-команду из юристов, эти парни составили бы ее основу, и не факт, что с ними я влез бы под потолок.

Чтобы влезть под потолок, мне пришлось бы дополнить команду помощниками прокурора, которые стоили бы чуть меньше; например, шеф интернет-бюро нью-йоркской прокуратуры Кэтлин Макги. Макги – выпускница юридического факультета Бостонского университета. В начале карьеры она работала в окружной прокуратуре Бронкса и специализировалась на случаях сексуального и домашнего насилия, после чего ее поставили руководить командой юристов, занимавшихся вопросами качества жизни (например, закрытие незаконных гостиниц, деятельность под фальшивыми торговыми марками и пр.). Солидный багаж, но по статусу Макги все равно не дотягивает до «звездных защитников» DraftKings и FanDuel.

Председательствует на заседании судья Мануэль Мендес. Он родился в Доминиканской Республике, окончил юридический факультет Фордемского университета и уже давно работает в судебной системе штата. Мендес начинал с уголовных дел и дел, касающихся причинения вреда жизни или здоровью, после чего стал судьей. Он подает знак прокурору Макги, а это значит, что, наконец, пора начинать. Макги стоит в паре метров от Робинса и его звездной команды адвокатов и зачитывает вступительное слово, в котором без обиняков говорится, почему дэйли-фэнтези следует признать азартной игрой. Она отмечает, что да, игра в DFS требует мастерства – мастерства играть в азартные игры.

Макги резюмирует: «DraftKings и FanDuel по сути предоставляют возможность делать ставки на спорт».

Макги также утверждает, что, по большому счету, дэйли-фэнтези напоминает ставки на наличие отдельных событий в игре. Так или иначе, игроки рискуют материальными ценностями на фоне неопределенного результата в игре, которую они не могут контролировать.

«Неважно, как это называется. Я ставлю ставку, собираю команду и сажусь смотреть игру по телевизору. Все остальное делают спортсмены».

Она говорит, что дэйли-фэнтези буквально пропитана элементом удачи, и игроки в дэйли-фэнтези контролируют значительно меньше, чем есть на самом деле.

«Турниры, которые организуют ответчик, основываются не на кликах мыши или тэпах на смартфоне – они основываются на том, что происходит за пределами компьютеров и телефонов. Фактор удачи встречается почти во всем: травма спортсмена, серия поражений, удачный отскок, серия побед, неудачный пас; даже погода в конкретный день, особенно если игру отменяют из-за дождя».

Макги также акцентирует внимание на том, что прокуратура не имеет ничего против сезонных фэнтези-лиг.

Макги садится, и слово предоставляется Джону Кирнану, адвокату FanDuel. Ему предстоит высказать контраргументы. Кирнан сравнивает DFS с «настоящими соревнованиями», например, чемпионатами по рыбалке или конкурсами на знание орфографии, где участники вносят плату за вход и соревнуются за выигрыш материального приза. Такие соревнования также отличает фактор удачи; например, может испортиться погода, или участнику встретится слово, которое он не учил. Все это, однако, не значит, что они не являются играми мастерства.

Мне не слишком близки такие сравнения, и, видимо, многие думают абсолютно так же. Я слышу смех в зале после того, как Кирнан упоминает школьные конкурсы на знание орфографии.

И все-таки в словах Кирнана есть разумное зерно. Он говорит, что все акцентируют внимание не на том соревновании. Кирнан утверждает, что соревнование проходит не между спортсменами, а между игроками, которые собирают команды. По мнению Кирнана, если определять дэйли-фэнтези таким образом, то можно обойти законодательство штата Нью-Йорк, в котором азартная игра определяется как «игра, основанная на удаче» или как «будущее зависящее от определенных обстоятельств событие, которое участник не способен контролировать».

Вот что говорит Кирнан: «Игроки в дэйли-фэнтези верят в то, что они развивают навыки в этой игре, основанной в том, что они подбирают в свои команды игроков, которые, как им кажется, выступят лучше, чем команды других игроков».

Это в какой-то степени разумно, однако, как кажется, у такого соревнования должны быть уровни; кроме того, турниры по дэйли-фэнтези не могут существовать без реальных матчей, на основании результатов которых определяется победитель. Только мне в голову приходит эта мысль, судья Мендес задает первый вопрос, который как раз и заключается в том, как же проводить турниры по DFS без реальных спортивных событий.

Мендес отмечает, что для сбора команд требуется определенный навык, однако после этого «вы опираетесь на навык спортсменов».

Видно, что судья не доверяет аргументам представителей FanDuel; по крайней мере, он доверяет им лишь частично. Кирнан неуверенно заканчивает речь, но я чувствую, что настроение в зале суда сменилось. Многих не особо вдохновляют аргументы DFS-площадок, и заседание прерывается на обеденный перерыв.

Во время перерыва я столкнулся с несколькими репортерами из Wall Street Journal, от которых я узнал, что у дэйли-фэнтези еще большие проблемы, чем я думал. Мои коллеги узнали, что MLB, один из важнейших партнеров обеих фэнтези-площадок, отправила DraftKings уведомление, в котором проинформировала последних, что разрывает с компанией деловые отношения. Тем не менее, это не окончательное решение, но MLB не сообщили никакой дополнительной информации, а DraftKings вообще пытались всячески откреститься от этой истории, поэтому в тот день мы не смогли набрать достаточно данных, чтобы составить об этом заметку. Так или иначе, факт отправки письма еще более усложнял ситуацию для фэнтези-площадок.

Мы возвращаемся в зал суда (в этот раз я зашел туда с гораздо меньшими проблемами), и внутри царит заметное оживление. Сразу после перерыва первым выступает Дэвид Бойес, и поскольку в зале суда присутствуют журналисты и юристы, для них он – настоящая звезда.

Среди известнейших адвокатов Бойес, наверное, самый известный. Этот 74-летний юрист берется только за самые важные и интересные дела и часто выигрывает их. Когда-то он работал в адвокатской фирме Cravath, Swaine & Moore (далее – Cravath; прим. пер.), но в 1997 году Бойес ушел оттуда и основал собственную адвокатскую практику, поскольку руководители фирмы не разрешили ему представлять в суде владельца «Нью-Йорк Янкиз» Джорджа Стейнбреннера в его иске против MLB, ведь, если брать более широко, этот иск также был подан и против другого клиента фирмы, владельца бейсбольного клуба «Атланта Брэйвз», корпорации Time Warner Inc.

Уход из Cravath никак не навредил Бойесу. Будучи универсалом, он мог теперь выступать в любых судах и браться за любые дела. Председательствуя над командой правительственных адвокатов, он уничтожил Билла Гейтса в ходе рассмотрения иска правительства страны против Microsoft в 1998 году. Через 10 лет он выиграл для American Express антимонопольный иск; в результате компании была выплачена рекордно большая сумма, равная 4 млрд. долларов. Тем не менее, его самое известное дело случилось в 2000 году, когда он представлял Альберта Гора. Вице-президент США оспорил результаты президентских выборов, а точнее, несколько десятков голосов, которые решили исход выборов в штате Флорида. Бойес и Гор проиграли то дело в Верховном Суде США, однако это был редкий случай, когда в суде оспаривалось не что иное, как президентство.

Когда слово взял Джон Кирнан, показалось, что чаша весов склоняется в пользу прокурора, а DraftKings и FanDuel вот-вот проиграют. Но теперь слово предоставляется Бойесу, и все плохое, что пока произошло для фэнтези-площадок в этом заседании, как рукой снимает. Он тут же начинает разбивать аргументы прокурора, повторяя и развивая мысль Кирнана о том, что соревнование заключается в умении собирать команды, а не в реальных спортивных событиях.

«Прокурор штата Нью-Йорк полагает, что основное соревнование в данном случае – это реальные спортивные события, однако проблема заключается в том, что игрок вносит деньги не для участия в этих спортивных событиях. Кроме того, приз вручается также не по результатам спортивных событий. Когда вы делаете ставки на спорт, вы получаете приз за то, что происходит в реальных матчах, но если вы играете в фэнтези-спорт, вы получаете приз за то, что происходит в турнире по фэнтези, а в этом турнире участники могут контролировать результат».

Далее, Бойес выдвигает аргумент, согласно которому сезонный и ежедневный фэнтези-спорт представляют собой разные вещи с юридической точки зрения. Бойес утверждает, что существует множество платных фэнтези-лиг, деньги в которых выплачиваются по окончании сезона, поэтому Шнайдерман не может запретить дэйли-фэнтези, но при этом разрешить сезонные фэнтези-лиги.

Бойес говорит: «То, что прокуратура хочет легализовать только сезонный фэнтези-спорт, разрушит их же иск. Это невозможно; нужно либо легализовать, либо запретить оба вида фэнтези-спорта».

Как только Бойес произносит эту фразу, два юриста, сидящие рядом со мной и явно поддерживающие позицию прокуратуры, корчат недовольное лицо. Один из них говорит: «Это может дать им победу». Мне показалось, что судья Мендес, слушая аргументы Бойеса, слегка покачивал головой, высказывая одобрение.

Затем Бойес оспаривает оправданность временного судебного запрета и тот факт, что населению может быть причинен такой серьезный вред, что дэйли-фэнтези стоит запретить без судебного разбирательства.

Бойес говорит следующее: «Проблема в том, что, выпустив временный запрет, прокуратура пытается нарушить статус-кво, который существовал очень долгое время. Нельзя запрещать деятельность компании, которая до этого абсолютно легально проводила операции в течение четырех лет».

Я впечатлен. Один из двух юристов из лагеря противников DFS бормочет что-то про то, что «Бойес может добиться отмены временного судебного запрета».

Судья Мендес, судя по всему, зацепился за главный аргумент Бойеса, потому что когда Макги приводит встречные аргументы, Мендес задает всего лишь второй за заседание вопрос.

«Почему вы хотите разрешить традиционный фэнтези-спорт, но при этом хотите запретить дэйли-фэнтези? В чем принципиальная разница?».

Макги отвечает довольно неуверенно. Сначала она говорит, что сезонные турниры по фэнтези не играются на деньги (что, конечно же, неправда), а затем предлагает признать незаконными те сезонные лиги, в которых призом являются деньги. Неплохо, но адвокаты DraftKings и FanDuel откидываются на спинки стульев, и на их лицах отпечаталась удовлетворенная ухмылка.

Прения сторон завершаются, и судья Мендес наконец подводит итог заседанию, обещая объявить о своем решении «очень скоро», что на юридическом языке значит «от трех дней до трех недель». Заседание окончено, и Бойес с Кирнаном о чем-то беседуют рядом со зданием суда в течение порядка 15 минут. Они в хорошем настроении; им кажется, что они выдержали основное давление со стороны прокуратуры и смогли поменять мнение судьи.

Вместе со мной на метро едет адвокат из Флориды Дэниэл Уоллак. Он полагает, что адвокаты ДФС-площадок сделали достаточно для победы, хотя он и думает, что закон не на их стороне.

«Как мне кажется, они выиграли, но только за счет авторитета и опыта адвокатов. Не знаю, как это сработало, но, похоже, этого было достаточно».

Я соглашаюсь с ним. Я давал 60% на победу FanDuel и DraftKings (под победой я, конечно же, подразумеваю то, что дело будет отложено до последнего заседания). 60 процентов – это неплохо; в турнирах DFS один-на-один такого соотношения вполне достаточно для победы.

I. Бхарара председательствовал на заседании в так называемую «черную пятницу», которая положила конец онлайн-покеру в 2011 году.

II. Сочетание слов rotisserie (другое, менее распространенное название фэнтези-спорта) и grinder (серьезный игрок, играющий каждый день).

III. Название «Верховный Суд» может вас запутать. В штате Нью-Йорк Верховные Суды – это не последняя инстанция, как, например, Федеральный Верховный Суд; это суд первой инстанции, рассматривающий дела (подобно высшим судам в ряде других штатов).

IV. Эта знаменитая история произошла на слушаниях по делу об обвинении Билла Клинтона в сексуальных связях с практиканткой Моникой Левински. Судья задал Клинтону вопрос о том, является ли утверждение ‘there is absolutely no sex of any kind in any manner, shape or form with President Clinton’ правдивым (утверждение можно перевести как «есть ли между госпожой Левински и господином Клинтоном сексуальные отношения какого-либо характера?»). Билл Клинтон, который в университете подробно изучал философию, нашелся, что ответить: ‘It depends on what the meaning of the word "is" is. If the – if he – if "is" means is and never has been that is not – that is one thing. If it means there is none, that was a completely true statement’. Здесь перевести уже довольно сложно. Дело в том, что Клинтон пытается сыграть на том, что времена Present Simple и Present Perfect в английском оба относятся к настоящему времени (хотя второе формально и означает завершенное действие). Так вот, он говорит о том, что если речь идет про какой-то промежуток времени в прошлом, то это одно, а если речь идет про сейчас, то это утверждение является абсолютно верным. Приведенный выше перевод не может быть стопроцентно точным, потому что в русском языке категория времени более четкая, чем в английском, и в нашем суде, чтобы избежать путаницы, спросили бы так: «Вступали ли вы когда-либо в интимные отношения любого характера с госпожой Левински?».

(продолжение следует)
перевод KJIOIIIKA, Михаил Балаев. редактура alextazy

Хотите быть в курсе всех событий в мире фэнтези?

Тогда вы можете либо зарегистрироваться,

либо просто оставить свой e-mail:

Рейтинг: +13

Комментарии

Пока никто не оставил комментарий, хотите быть первым?

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Где поиграть
PeopleDraft - платформа по ежедневному фэнтези футболу на русском языке
В центре внимания фэнтези спорта