Глава №12 (окончание). Шаттенкирк.

2018-02-25 16:31:59 Автор: KJIIOIIIKA Рейтинг: +9

Мы с Амалией занимаем 3 дивана в самом центре зала, втыкаем в сеть 2 ноутбука и мой ipad - устраиваем здесь нашу штаб-квартиру. У нас есть 10 минут до начала матчей, и мы хотим, чтобы информация лилась на нас со всех сторон, как только прозвучит стартовый свисток. Моя супруга немного обалдевает от блестящего пластика вокруг и стресса от сбора и корректировки команд в последний момент. Могу ее понять.


Слышим сзади знакомый голос.

“Есть новости?”. Это голос IHaveAReputation, которому я продал 5% своих долей.

“Нет, наши все в стартовом составе”, - рапортую я. У меня самого 15% от его входов и я рад, что он мониторит предстартовые изменения. Спрашиваю, хочет ли он присоединиться к нам, и он с радостью становится третьим членом Команды Дивана Pimpbot. В зал входит Кэл Спирс и мы принимает четвертого члена в команду. Хорошая получается банда.

Пока я продолжаю мониторить предстартовые протоколы, в комнату входит Brent21, сжимая в руках ноутбук. Он чуть старше нас и приехал с женой и дочкой-подростком.

“Эй, Пимп, видел уже рейтинг финалистов? Смотри, появился прогноз на финал”, - говорит он, тыкая пальцем в экран своего ноута.

Могу представить степень недоумения на моем лице. “Что за рейтинг?”.

В разговор включается Кэл Спирс.

“Букмекеры публикуют рейтинг и прогнозы на подобные финалы, чтобы люди могли ставить на потенциального победителя. Чувак, который этим обычно занимается, когда-то выставлял линии на спортивные события в Вегасе, но этот рейтинг вроде делал кто-то другой”.

Пытаюсь обнаружить там себя и начинаю просматривать список с конца. Что-то нигде нет. Подождите-ка, нифига себе - я на самом верху. Второй в рейтинге! Slewfoot на первом, а Бип на третьем. Ха! Наверное мне не стоит так радоваться тому, что я оказался в рейтинге выше учителя, но ничего не могу с собой поделать. Dirky на четвертом месте; за ним jeld33, JayWilly, Bluish27 и Draftcharts. Все те, кого я опасаюсь. Хороший рейтинг. Удивительно, но составил его Колин Дрю - человек из-за которого разразился “скандал Хаскелла”.

“Получается, что ставят на тех, кто сам делает ставки?”, - спрашиваю я Кэла. Вот так рекурсия. Оказывается, что еще и большой бизнес. Скучающим профи из дфс-баскетбола не на что ставить, поэтому они начинают ставить на нас. И ставить кругленькие суммы. В течение следующих 5 минут Твиттер разрывается от сообщений о заключении пари и приема ставок на финалистов. Таймекс твитить, что планирует ставить на меня и Бипа и ищет человека под это пари. Assani и Бип организуют сайдбет на пару десятков тысяч долларов. Бип вначале ставит на мою победу, однако потом все же решает поставить на Бипа (спасибо за веру, сенсей!). Топ-профи Empiremaker пишет твит: “Оказывается, у меня уже шестизначная сумма поставлена на финал, в котором я даже не принимаю участия”. TheSeige подходит ко мне и говорит, что поставил на меня на достаточно невыгодных условиях. Типа, спасибо. Как будто на меня еще недостаточно давления.

За всеми этими сайдбетами я не замечаю, как наступило 7 часов - турнир начался. Draftcharts и еще несколько игроков собрались у монитора, на котором уже можно посмотреть, кто какие команды собрал. Уже есть информация по проценту владения. Подхожу к ним, узнать, насколько успешен я был в шпионских делах.

Смотрю на монитор и понимаю, что был прав относительно “Тампы” и “Сент-Луиса”. 20-30% игроков взяли хоккеистов этих команд. Больше игроков чем я ожидал взяли Оттаву, и меньше - “Монреаль”. Может стратегия NdeJonge - показать всем свои команды с игроками из “Монреаля” - сработал? Ребят из тройки Бенн-Икин-Шарп практически никто не выбрал, и только у меня в воротах Лехтонен. Мои пики из “Детройта” тоже мало кто повторил. Кажется, что выбор Шаттенкирка, а не Карлссона тоже оказался удачным. Карлссон практически у всех, Шаттенкирк всего лишь у 7,5% участников.

Как я и ожидал, Бип и Slewfoot выбрали “Коламбус”. Смотрю другие команды и там тоже много игроков Коламбуса. Кажется, сегодня мне предстоит болеть против “Блю Джекетс” в надежде, что “Нью-Джерси Дэвилс” смогут их сдержать.

Матчи начались. Я больше ничего не могу контролировать, но мое сердце по-прежнему выпрыгивает из груди. Другие участники финала потихоньку собираются в зале, и несмотря на то, что в хоккейном турнире участников меньше, чем в баскетбольном, энергетика здесь совсем иная. Почти половина участников одеты в хоккейные майки - от винтажных свитеров “Анахайм Майти Дакс”, до маек с автографами. Boooooourns как раз одет в свитер с подписью Шаттенкирка, который он выиграл на “конкурсе хоккейного мастерства”.

Бип, как и следовало ожидать, еще не появлялся, зато на табло уже появились имена его игроков. “Колабмус” забивает гол на восьмой минуте матча, хороня мои мечты о раннем лидерстве. Slewfoot, Бип и остальные оказываются на вершине, у каждого из них около 8 очков. Они укрепляют лидерство двумя минутами позже, когда “Коламбус” забивает второй гол. Мои команды пока все по нулям. Чёрт подери.

Находясь на первом месте, в зале появляется Бип. Он одет в потрясающую майку с котом Феликсом, черные шорты и темно-синюю бейсболку, но выглядит уставшим и заспанным. Плюхается к нам на диван.

“Чертовски хорошее начало!”. - толкаю его в бок я. Я был уверен, что ты возьмешь игроков “Коламбуса”. Они в огне”.

Бип качает головой и говорит фразу, слышать которую из уст любого другого финалиста кроме него было бы странно. “Я вообще не собирался эту команду выставлять. За час до начала турнира я уснул и не успел поменять ее на другую. Случайно так вышло”, - виновато говорит Бип.

Ну дела. Если он выиграет случайно-заявленной командой, хотя бы у меня 15% его доли, верно?

Следующие несколько часов пролетают под круговерть хоккея на огромных экранах зала. Комната гудит, иногда взрываясь криками и аплодисментами одной из групп с диванов, когда забивает игрок из их команды. Я пытаюсь следить за всеми своими игроками и игроками основных конкурентов сразу, но нереально. Коламбус продолжает забивать и Beep, Slewfoot, Draftcharts и JayWilly увеличивают свое лидерство. Две мои команды держаться в середине, а вот третья, с игроками “Монреаля” и “Тампы”, в самом конце. Однако голы “Коламбуса” не обеспечили большого отрыва какой-то одной команде. У всех лидеров чуть больше 20 очков. Моя лучшая команда с игроками из “Детройта” и “Далласа” набрала чуть менее 20, и отстает от лидеров, но совсем не намного.

“Еще слишком рано делать выводы”, - напоминаю я себе и Амалии. “Понятно лишь одно - моя команда с игроками “Монреаля” уже без шансов”. Щелкаю бейджиком, постоянно снимаю и надеваю его, как будто у меня нервный тик. Меня охватывает странная смесь скуки и напряжения. Выхожу в холл - хочу чего-нибудь выпить. Саахил тоже там, спустился попроведовать своих братьев-меньших из хоккейного ДФС.

“Как дела?”, - спрашивает он.

“Ни хорошо, ни плохо. Пока в серединке”, - говорю я, под громогласный крик из зала.

Амалия выскакивает из зала и подлетает ко мне: “Икин. С передачи Шарпа! - захлёбываясь выпаливает она, - ты на первом месте. О, привет Саахил!” 

Я бегу в зал, хочу увидеть себя на первом месте. Слишком поздно - кто-то уже обошел меня. Упустил я свой шанс. Но я пока на втором месте - 60000$ - тоже неплохо. К тому же моим ребятам из “Далласа” и “Детройта” еще играть и играть. Наша диванная штаб-квартира внезапно оживает и начинает бурлить от возбуждения. Я нахожусь в самом центре действа в компании Кэла, IHaveAReputation, Амалии, Бипа и Кэлиша - одного из основателей DraftKings. Он, его жена и маленькие дочурки тоже присоединились к нашей компании.

“Как ты собирал свои команды? - спрашивает Кэлиш. - Играл от противного или брал “чоков”?

“Люди переоценивают значение уникальности своего состава во время подобных финалов”, -отвечаю я. - Я просто соединил группу игроков-“чоков” с группой “контрэриан”. Чок - это новый контрэриан”.

Он соглашается со мной, и тут комната взрывается аплодисментами и радостными криками. На последних минутах игры русский ветеран “Детройта” - Павел Дацюк забивает гол в пустые ворота. Матч заканчивается со счетом 5:3 в пользу “Детройта”, а один из игроков моей команды, Джастин Абделькадер, делает голевую передачу. Те, кто брал в команды игроков “Детройта” продолжают радоваться, но я хлопаю громче других. Голевая передача Джастина позволяет мне снова выйти на 1 место. И в этот раз я успеваю увидеть своё имя на самом верху таблицы, рядом с надписью 100000$.

“Скорее, - говорю я Амалии, - фотай меня на первом месте, пока меня снова не обошли!”

А затем происходит интересная штука. Фотка для истории у меня есть, однако я по-прежнему остаюсь на первом месте. Минуты проходят, а меня никто с первого места скинуть не может. Мой вратарь из “Далласа”, Кари Лехтонен, продолжает делать сейвы, и мне даже удается увеличить свой отрыв. У моей команды 25 очков, а у ближайшего преследователя на пару очков меньше.

Люди начинают подходить ближе, усаживаются неподалеку от нашего дивана, встают прямо за ним. Услышав, что дела идут хорошо, к нам присоединяется Underjones. Наверное, лидер всегда притягивает к себе внимание. Вот чего я не ожидал, так это папарацци.

Ну, правда. Папарацци. Фотографы DraftKings начинают щелкать меня, как текущего лидера, пока камеры снимают, что происходит вокруг. Всё это довольно волнительно. Я стараюсь вести себя естественно, думаю, что никого из них рядом нет, но это невозможно. Неосознанно я начинаю жестикулировать сильнее чем обычно, позирую, пытаюсь сесть попрямее, думаю какая сторона у меня более фотогенична.

Бип и я начинаем прикидывать мои шансы на победу. Если Лехтонен отстоит на ноль, и мои ребята из “Далласа” забьют еще один гол, то я наберу около 40 очков.

“Обычно этого не хватает, чтобы выигрывать в таких турнирах, но сегодня может и хватит. Сегодня мало голов”, - говорит Бип.

До конца игры “Далласа” остается пара минут, и мы вместе впиваемся в экран, надеясь, что Икин, Бенн и Шарп смогут положить еще один гол. У них есть шанс забить в пустые ворота, но ничего не выходит, и они садятся на скамейку. Скорее всего, матч для них окончен.

Не успела тройка Икина сесть на лавку, как толпа громогласно вскрикивает. “Даллас” забил!” - вскрикивает Underjones, а на экране уже дают повтор летящей в пустые ворота шайбы.

“Забили, но не мои”, - говорю я в отчаянии, понимая, что мои шансы на победу улетучились. Быстро прикидываю, что очков за игру на ноль Лехтонена не хватит для победы. У меня будет 33 очка, и с таким количеством очков турниры не выигрываются. Никогда. Видимо выгляжу я настолько мрачно, что Амалия хочет меня поддержать, и кладет мне руку на спину.

“Послушай, ты же еще на первом месте. И это невероятно. Мог ты представить несколько месяцев назад, что будешь на первом месте в финале? Наслаждайся”, - говорит мне она.

Обнимаю ее. Она права, как обычно. А может 33 очка и хватит для финиша в топ-10. А если мне сильно повезет, то и в топ-5. Это куча денег. Выхожу в холл за еще одним стаканчиком выпивки. Достаю телефон - несколько новых сообщений из дома. Одно от Эрика, другое от Джона Томасе.

“НИ ХРЕНА СЕБЕ, ты на первом месте!!!!!” - это от Эрика. У него 2% моего экшена, так что ему достанется 2000$ если я каким-то чудом сумею победить.

Сообщение от Томасе меня слегка пугает.

“DraftKings твитнули твою фотку. С именем и фамилией”, - пишет он.

Открываю их Твиттер, на который подписано 200 тысяч человек. Так и есть, фотка, на которой я облачен в красную хоккейную майку низших лиг и нелепо улыбаюсь. В подписи к фото указано, что я текущий лидер, и дана ссылка на мой личный аккаунт в Твиттере - @DanBarbarisi. Что подумают о моем нынешнем занятии знакомые из “прошлой жизни”, когда увидят этот твит? Странно это всё

Мой отрыв от пелотона составляет 5 очков. Группа преследователей в лице Draftcharts, Slewfoot, JayWilly и JBO2727 наступает мне на пятки. Гол или голевая передача от любого игрока из их фэнтези-команды - они меня обойдут. Играть в матчах остается еще много. Победить мне просто нереально.

Но невозможно запретить мне мечтать.Пусть даже на секундочку. Огромный чек. Нелепый пояс чемпиона. Стать лучшим. Ах да, еще и 100000$ в придачу.

Хорошенько встряхиваю головой, чтобы прогнать эти мысли подальше. Мне нужно отвлечься. Замечаю Таймекса неподалеку и справшиваю знаменитого покер-про, не хочет ли он погонять со мной в пинг-понг. Он с удовольствием соглашается, и мы отваливаем из комнаты, пока я окончательно не съехал с катушек.

Хоть они знакомы со школы, и Таймекс разделил многие из крупных побед Бипа, это его первый лайв-финал по ДФС. Его поражает отличие данного мероприятия от лайв-финалов по покеру.

“Энергетика совсем иная. Там чувствуется дикое напряжение, гринд. А здесь переживать за своих намного веселее”, - говорит Таймекс. Спрашивать у него, сколько он на меня зарядил денег я стесняюсь.

Мы неспеша перекидываем друг другу мяч, и мне удается не смотреть в телефон с лайв-результатами. Вот это сила воли - даже крики и аплодисменты из зала не в силах заставить меня заглянуть в телефон. Через 20 минут к нам подходит Амалия. Ну вот, наверное, всё.

“Извини, просто хотелось отвлечься”, - говорю я. - Всё кончено. Точно? Меня скинули с первого?”

Она качает головой. “Нет, ты по-прежнему первый. Никто не может забить. У тебя еще 2 очка преимущества, а большинство игр подходят к концу.

Как такое вообще возможно? Я оставался первым в хоккейном финале на протяжении часа. С ума сойти. Ну, если на то пошло, то почему бы не вернуться и не насладиться этими неожиданными минутами славы? Мы втроем идетобратно в зал, но по пути нас перехватывает Бип, который расположился за высоким столиком и поглощает закуски.

“Это вообще невероятно”, - говорит он, скорее всего имея ввиду меня, а не еду. - Каждая прошедшая минута увеличивает твои шансы на победу. Десять минут назад у тебя было не более 5 процентов. Сейчас процентов восемь, может быть восемь с половиной”.

Саахил, который стоит рядом, чуть более сдержан. Он остается реалистом.

“Ты понимаешь, что шансов на самом деле нет?” - говорит он мне. Вот так и становятся лучшими. Суровый реализм. Я киваю. Я всё понимаю.

“Я понимаю. Но каждая минута на вершине приближает меня к финишу в топ-5. Это серьезные деньги. Для меня, по крайней мере”, - бросая взгляд на него и его миллионы.

Возвращаюсь на свой диван и изучаю таблицу. JBO2727 должен меня вскоре обойти. Он был одним из немногих, кто выбрал игроков “Детройта”, как и я. Но он еще круто угадал с Кайлом Палмиери. У него в составе море игроков из “Сент-Луиса”, их матч только начался, и он должен совсем скоро меня опередить. В его составе бомбардиры Владимир Тарасенко и Йори Лехтеря, а также вратарь Брайан Эллиот.

У меня они тоже есть, но есть еще и вингер “Сент-Луиса” Джейдан Шварц и защитник Кевин Шаттенкирк. Эти ребята собраны в моей второй команде, которая пока на 15 месте, благодаря усилиям нападающих из “Оттавы Сенаторз”. Но я на эту команду внимания не обращаю, так как всецело поглощен той, что идет на первом месте.

Мы стоим в центре зала вместе со Slewfoot и его группой поддержки и смотрим, как первая пятерка “Сент-Луиса” осыпает бросками вратаря “Ванкувера”. Команда JBO2727 подкрадывается всё ближе и ближе. В 21:21, после 1 часа, 51 минуты нахождения на первом месте, меня обходит, JBO2727. Я салютую ему через всю комнату и поднимаю в его честь бокал. Draftcharts подходит и ободряюще хлопает меня по спине.

“Молодец, здорово боролся”, - говорит он мне.

“Ну да, по крайней мере попытался…”, - начинаю, но не заканчиваю фразу я.

В это время в зале раздается громкий крик, который обрывает меня на полуслове. Амалия показывает на экран, потрясая в воздухе пальцем.

“Сент-Луис забил. Тарасенко… с передачи Шварца. И Лехтери. Боже мой. Они все у тебя в команде. Посмотри на таблицу”.

Смотрю и не верю своим глазам. Я снова в топ-5, но уже своей второй командой. Она обогнала мою другую команду и теперь лишь чуть отстает от JBO. Между голом “Сент-Луиса” и потерей первого места прошло не более 5 минут.

Мы снова в деле, и все в моей команде начинают высчитывать, каким образом мы сможем таки победить и кого нам стоит опасаться. Группа игроков из связки “Детройт”-”Даллас”, команда с которыми так долго была на вершине, больше не имеют никакого значения. Теперь все зависит от команды с игроками из “Оттавы” и “Сент-Луиса”. В игре еще пятеро моих ребят: Тарасенко, Шварц, Лехтеря, Шаттенкирк и вратарь Эллиот.

“У JBO в составе нет Шварца или Шаттенкирка, но есть Эллиот”, - говорю я. - У JayWilly стэк первой пятерки и Шаттенкирк, но нет Эллиота. У OldT всё то же самое - Тарасенко, Шварц, Лехтеря, Шаттенкирк, но нет Эллиота”.

“Получается, тебе нужно, чтобы Эллиот заработал “сухарь” и либо Шварц, либо Шаттенкирк забили”, - подытоживает IHaveAReputation.

“И чтобы ничего не случилось в других играх”, - смеется Кэл.

Да, так и есть. Должно многое совпасть. Но я еще в деле, и пока продолжаются 3 игры: “Сент-Луис”-”Ванкувер”, “Тампа”-”Аризона” и “Бостон” - “Лос-Анжелес”. Две из них уже почти завершились. Если Эллиот удержит “сухарь”, то мне почти наверняка гарантировано место в топ-5. Двадцать тысяч долларов. 

Группа, состоящая из Бипа, Saahil’а, Underjones’а, Кэла, IhaveAReputation и вашего покорного слуги, стоит плечом к плечу, а Амалия следит за мониторами. Кэл предлагает, чтобы я поделил часть призового фонда с JBO (наподобие той договоренности Underjones’а и RockenRaven’а на футбольном лайв-финале), но выяснилось, что JBO вернулся к себе в комнату, сказав, что не выдерживает давления. Не могу поверить, что кто-то может решиться на это; почему бы не остаться здесь? Я чувствую себя в полном порядке, я в ударе. У меня даже не возникает мысли присесть – мои глаза бегают между экранами, где транслируют игры «Сент-Луиса», «Тампы» и «Бостона», а сам я молюсь всем богам, чтобы «блюзмены» забили, а в остальных играх не произойдет ровным счетом ничего. Время постепенно заканчивается, Эллиотт делает несколько сейвов, Тарасенко наносит несколько бросков по воротам. Полочка здесь, полочка там.


Амалия с новостями: «Если Эллиотт отстоит на ноль, мы будем третьими».

Третье место. Тридцать пять тысяч долларов. Тем не менее, если кто-то из парочки Шварц-Шаттенкирк не отличится, больше выиграть я не смогу; а если же Эллиотт вдруг пропустит, я опущусь в нижнюю половину таблицы, и большого приза мне не видать. Я перекатываюсь с пятки на носок в нервном ожидании.

Saahil непринужденно напоминает мне: «Ты еще можешь занять первое». Видимо, он так пытается меня успокоить; он что, никогда со мной не общался? Его комментарий производит на меня обратный эффект – я начинаю нервничать еще больше. Из колонок звучит финальная сирена – это закончился матч «Тампы». Судя по всему, голов в пустые ворота не наблюдается, и никто из тех, кто пока позади, меня не обходят. Отличные новости. В матчах «Сент-Луиса» и «Бостона» осталось играть еще несколько минут, и если Эллиотт сумеет отстоять свой «сухарь», я точно буду в топ-5.

Я снова начинаю поглядывать на Амалию. Она смотрит на меня в ответ, широко раскрыв глаза и качая головой в недоумении. Вокруг нее столпилось с десяток человек, которые смотрят на экраны. Я же в это время обращаю свой взор на огромный телевизор на стене. Остается чуть больше минуты, и «Ванкувер» снимает вратаря и выпускает шестого полевого игрока. «Блюзмены» отбивают атаки соперника, Эллиотту приходится отражать бросок за броском, а мой итоговый балл растет на две десятых с каждым его сейвом. Тем не менее, все это не так важно – я не обойду две команды впереди меня без гола. JBO выиграет турнир, а второе место займет либо OldT, либо JayWilly. Пока я на пятом, но как только в статистике будут учтены победа и «сухарь» Эллиотта, я окажусь на третьем месте. Меня это вполне устраивает; 35 тысяч…раньше я о таком и мечтать не мог.

И только я захотел помечтать, как все в ту же секунду меняется.

«Кэнакс» идут в еще одну атаку, «Сент-Луис» умело ее прерывает, и шайба оказывается у одного из защитников «музыкантов», который отдает ее в среднюю зону, после чего она приходит к молодому «крайку» и талантливому снайперу Джейдену Шварцу. Он получает шайбу в середине площадки и бросает прямо оттуда по пустым воротам. Шайба летит надо льдом и приземляется прямо за линию ворот. Я ахаю и смотрю на турнирную таблицу; Шварц получает 3,5 очка за гол, и я выхожу на второе место, теперь отставая от лидера JBO всего на одно очко. Я буду вторым; вторым, мать твою! 60 тысяч долларов, подумать только. Я вскидываю руки вверх, но тут же останавливаюсь. Погодите-ка! Кто-то же должен быть отдать Шварцу передачу! Кто ассистенты?

Я подбегаю к Амалии и вижу, как она в исступлении обновляет новостную ленту на официальном сайте NHL в надежде понять, кто же был ассистентом в голе Шварца.

«Кто ассистенты? Кто пасовал ему?», – вопрошаю я.

Тем временем, «музыканты» все еще празднуют забитый гол. Кажется, время замерло. Наконец, на плазме на стене высвечивается информация о забитой шайбе.

ГОЛ: Шварц. Ассистенты: Штястны и Шаттенкирк.

Шаттенкирк.

Я выиграю этот чертов турнир.

Я изрыгаю судьбоносное «ШАТТЕНКИИИИИИИИИИИИРК». Вся сцена напоминает ту самую рекламу с братьями Гомес, которая буквально заполонила все телеканалы буквально несколько месяцев назад. Я, облаченный в хоккейный свитер, прыгаю и кричу, ведь уже скоро я выиграю огромный приз, а чуваки вокруг меня хлопают меня по спине и радуются за меня. Настоящий рай для «бро».

Пока я упражняюсь в прыжках, матч «Сент-Луиса» и «Ванкувера» подходит к концу, и мне начисляют бонус за «шатаут» Брайана Эллиотта. Мое имя гордо красуется на первом месте с текущим результатом 47,3 очков. Под никнеймом Pimpbotlove расположилось замечательное число 100 000$, окрашенное в изумрудный оттенок.

Подходит Бип, и я заключаю его в объятия.

«Не могу в это поверить!», – как резаный ору я.

«Я тоже», – удивленно говорит он. «Но одна игра еще продолжается».

Фактически, Бип прав – «Бостону» и «Лос-Анджелесу» осталось играть еще семь минут, но следующий из моих соперников, пикнувший кого-либо из этих двух командах, находится от меня в 15 очках. Чтобы он обошел меня, должна произойти целая голевая феерия. Это немного успокаивает разбушевавшуюся будто эйфорию, но для себя я уже начал отмечать победу.

Вокруг меня начинают сновать фотографы и сотрудники видеослужбы DraftKings, а другие финалисты также начинают фотографировать меня на телефон. Я довольно неплохо справляюсь с тем, чтобы выглядеть естественно; один за другим ко мне подходят топ-игроки – сначала Draftcharts и JayWilly, а затем и Slewfoot, который хитро улыбается из уголков рта.

«Ты – чемпион. Ты – лучший», – говорит он и неловко смеется.

И все же мне кажется, что за этими словами я разглядел, что он хотел сказать на самом деле. Он будто бы сказал: «Ну ты и сволочь. Тебе просто повезло, вот и все». В каком-то смысле, так и есть; по крайней мере, я могу понять его раздражение (если, конечно, он раздражен). Мы на крупнейшем лайв-финале по хоккею, с крупнейшими призовыми за всю историю, хоккей – его стихия, и все безоговорочно считают его лучшим DFS-игроком в этом виде спорта. Этот финал должен был стать для него восхождением на трон, но тут появился я и все испортил.

Следом, покинув свою комнату, ко мне подходит серебряный призер JBO.

Понурый и полностью разбитый, он говорит: «У тебя был единственный игрок, который мог позволить тебе обойти меня – Шаттенкирк. Единственное плохое, что могло со мной случиться, случилось. Ладно, все в порядке. Поздравляю, дружище».

Возможно, он преувеличивает, но в одном он прав: Шаттенкирк действительно переломил ситуацию. Сочетание игроков из Нью-Рошелл, Рай-Брука и Бостона сработало. У меня появляется идея. Я осматриваю комнату и вижу Boooooourns’а, облаченного в свитер с автографом Кевина Шаттенкирка, выигранный им в конкурсе. Я подхожу к нему, будучи готовым заключить сделку, словно продавец подержанных автомобилей (мой отец всегда говорил, что я должен выбрать именно эту профессию).

Я говорю: «Если я останусь на первом месте и выиграю турнир, я куплю у тебя этот свитер».

Он смотрит на меня как на чокнутого, а потом говорит, что он не хочет его продавать. Набивает цену? Ну что же, я понимаю, как работает эта схема; я говорю, что найду его попозже, и мы обсудим этот вопрос еще раз. «Брюинз» и «Кингз» осталось играть две минуты, и должно произойти чудо, чтобы я потерял первое место. Я действительно выиграю 100 тысяч долларов. Я оглядываюсь по сторонам, пытаясь найти взглядом Амалию, но ее нигде нет. Наконец, она появляется, держа в руках бокалы с шампанским. Великолепно. Вся команда в составе Кэла, Бипа, Saahil’а, Underjones’а и IHaveAReputation окружает меня; мы поднимаем бокалы, хором отсчитывая последние секунды матча «Бостона» и «Лос-Анджелеса». Пять, четыре, три, два…

Всё. Я чемпион. Я поднимаю бокал еще раз и начинаю трясти головой. Все в комнате аплодируют.

«Дамы и господа, я абсолютно не ожидал такого», – признаюсь я своей команде. Пожалуй, даже с такой формулировкой я переборщил.

Я даже не успеваю понять, что вообще произошло, а ко мне уже подходит глава отдела DraftKings по работе с VIP-клиентами Джон Агийяр и тащит меня к сцене, где стоят четыре модели с двумя гигантскими чеками и чемпионским поясом.

Со скоростью пулемета он говорит: «Так, сначала JBO выйдет и заберет свой чек, потом выходишь ты, позируешь для фотографов с чеком и с Кэлишем, потом даешь интервью перед всеми, договорились?».

«Эмм, ага», – отвечаю я, тут же понимая, что раз мне придется давать интервью вживую перед камерами и сотнями людей, мне надо полностью протрезветь.

А потом я понимаю еще кое-что – поскольку я даже не думал, что могу выиграть турнир, я даже не думал, как мне относиться к собственной победе, особенно учитывая ситуацию с Амалией. Даже несмотря на то, что скоро она поменяет работу и перейдет в штат колумнистов на официальном сайте NHL, все время, пока я строил карьеру в DFS, она работала хоккейным журналистом в Boston Globe. Конечно, я довольно быстро узнал, что у спортивных журналистов нет никакой универсальной формулы, которая помогает им выигрывать в дэйли-фэнтези. Никто из нас не утаивает никакой секретной информации, особенно ту, что касается «больших» команд вроде «Янкиз» или «Брюинз» – любой мало-мальски значимый факт попадает в «Твиттер», а инсайдеры пытаются «переинсайдерить» друг друга. Кроме того, быть хорошим игроком в DFS – значит понимать статистику и корреляции и знать своих соперников, а не то, хороший ли парень в обычной жизни Алекс Родригес или Патрис Бержерон. Любая информация, которую теоретически мне могла бы дать Амалия, размещалась в её «Твиттере»; другой информации у нее, по сути, и не было.

Но те, кто не связан со спортом и DFS, этого не поймут. Я уже вижу заголовки в газетах и в Интернете: «Муж хоккейной журналистки выиграл крупный турнир по DFS, используя игроков команды, матчи которой обозревает его жена». Неважно даже, что у меня не было ни одного игрока «Бостона» – для обычных людей все будет попахивать нечестностью, и этого будет достаточно. Я начинаю судорожно искать ответы на миллион вопросов, спонтанно возникающих у меня в голове. А могу ли я вообще праздновать? Соответствует ли это журналистской этике? А вообще, журналист ли я, или уже нет? Только за сегодняшний вечер я выиграл больше, чем зарабатывал журналистом даже в самый удачный год. Если я не журналист, то кто я тогда, черт возьми? Профессиональный игрок в азартные игры?

Радость сменяется паникой.

Времени составить список всех «за» и «против» нет, потому что в мгновение ока JBO оказывается на сцене, позирует с чеком на 60 тысяч долларов и пожимает руку Мэтту Кэлишу.II Следом, в сопровождении одной из моделей, на сцену поднимаюсь я. Публика приветствует меня, и мне вручают пояс. Черт побери, тяжелый, зараза. Я перекидываю его через плечо, а Агийяр уже передает мне микрофон и просит рассказать о своем проекте.

Я начинаю речь победителя: «Я люблю рассказывать истории. Я начал заниматься DFS, чтобы рассказать миру о развитии этой сферы, о ее перспективах. Чтобы сделать это, я должен был понять, как устроен дэйли-фэнтези, и стать его частью. Честно говоря, я никогда не думал, что у меня что-то получится как у игрока».

«Но у меня был отличный наставник в лице Джея Рейнора, также известный как BeepImaJeep. Он, если можно так выразиться, взял надо мной шефство, а еще он – один из самых веселых людей, которых я когда-либо встречал». Публика приветствует Бипа, который, похоже, искренне растроган тем, что я упомянул его в своей речи. «Весь полученный мною опыт – это просто что-то невероятное. Теперь я буду праздновать победу следующие три часа сорок пять минут, пока не закроется бар в отеле Hard Rock San Diego».

Отлично, шутка заходит на ура. Я технично избегаю прямого ответа на вопрос об Амалии и ее знании хоккея, объясняя, что еще полгода назад я вообще ничего не понимал в хоккее, и мне приходилось спрашивать у нее простейшие вещи вроде того, что такое проброс. Агийяр меняет тему и спрашивает, что я буду делать дальше.

Я отвечаю: «Не знаю. Думаю, просто буду какое-то время ходить по квартире в футболке, шортах и с тяжеленным чемпионским поясом».

Такой ответ нравится и публике, и представителям DraftKings. Меня окружает стайка моделей с чеком на 100 тысяч долларов в руках, и мы позируем для фотографов. Затем одна из моделей снимает пояс с плеча, а еще две начинают застегивать его у меня на талии. Я в шутку поднимаю безымянный палец с кольцом, словно напоминая им «дамочки, поаккуратнее, я женат». Публике это нравится. Да, я явно лучше произношу победные речи, чем Дерек Джетер.

Наконец, пришло время для самого главного момента. Я поднимаю большущий чек над головой, держа его обеими руками, сверху на меня сыпется конфетти, а зрители аплодируют. Я надеюсь, что это не попадет в какой-нибудь чертов рекламный ролик.

Весь покрытый конфетти, я ухожу со сцены, сжимая в руках чек и пояс. Вот и все. Хотя, может быть, все только начинается. Это как посмотреть.

Агийяр спрашивает меня: «Теперь тебе надо выбрать: либо клуб, либо ужин».

Самый простой вопрос за весь день. Клубы я не люблю, а вот невероятно дорогие суши – это моё. Я выбираю второе.

Правда, есть одна проблема. Выясняется, что ресторан Nobu закрывается через десять минут. Плевать! Я тут чемпион по DFS-хоккею!

«Надо сделать так, чтобы они еще немного поработали», – говорю я. Все лавры победителю, как говорится.

К чести Агийяра, он действительно договорился, чтобы мы пошли туда. Я сдерживаю обещание и беру на ужин Slewfoot’а и его друга, а также Бипа, Underjones’а, Агийяра и Амалию. Мы входим в Nobu как настоящие завоеватели. Агийяр быстро объясняет персоналу, что DraftKings только что потратили полмиллиона долларов в отеле, и поэтому у нас должна быть возможность остаться в ресторане после закрытия.

Через несколько минут нам приносят закуски, и мы открываем бутылку «Дом Периньона» за 350 долларов. Прямо как я и представлял еще утром.

«Ах этот сладкий запах победы», – говорю я, и мы чокаемся.

После ужина мы планируем отправиться в бар Float на крыше отеля, чтобы продолжить отмечать победу там. Мы входим в бар, когда вечеринка уже в полном разгаре. Публика аплодирует, когда мы появляемся в заведении. Почти все уже на месте – и команда Slewfoot’а, и баскетболисты, и работники DraftKings; нет только Бипа, который ушел куда-то в клуб. Я обхожу бар и выпиваю с любым, кто предложит. Тем не менее, пока я совсем не скатился в пьяный угар (кстати, заслуженный), нужно закончить еще одно дело.

В углу бара я замечаю Boooooourns’а со своей женой. Сложно не заметить его, ведь на нем бело-синий свитер с фамилией «Шаттенкирк» на спине.

Я подхожу к нему и спрашиваю: «Я серьезно. Я хочу купить у тебя джерси. Давай что-нибудь придумаем».

Он в замешательстве, но теперь, когда у меня есть куча денег, я делаю ему предложение, от которого он не в состоянии отказаться.

«Давай сделаем так – мы сейчас посмотрим, сколько стоит такая джерси в Интернете, и я заплачу тебе вдвое больше указанной там стоимости».

Амалия смотрит на меня словно на умалишенного, и она права, ведь я не знаю, сколько может стоить такой свитер. Эта покупка может влететь мне в копеечку. Но в конце концов, у меня есть большой чек! Что мне теперь, каждый цент считать?

Boooooourns ожидаемо соглашается, и Амалия гуглит стоимость свитера Кевина Шаттенкирка с его личным автографом. 450 долларов.

«Значит, я должен тебе девять сотен. Договорились». Мы жмем руки. Лучшая покупка в жизни, как по мне. Boooooourns снимает свитер и отдает его мне. Весь оставшийся вечер я тусуюсь в огромном по размеру хоккейном свитере с автографом и с десятикилограммовым поясом. Мы отправляемся на поиски Бипа: мне нужно еще раз сказать ему, как я ценю все то, что он для меня сделал. В итоге мы встречаемся с ними в отеле, а точнее, в комнате Slewfoot’а, где ребята планируют махнуть в Тихуану. Я кладу Бипу руку на плечо и еще раз благодарю его за все. Кажется, что слезы подступили к его глазам.

Мы обнимаемся, последний раз за вечер даём друг другу «пять», и Амалия утаскивает меня в наш номер. Мы устали, и нам нужно отдыхать. Через несколько минут, сраженный алкоголем и внезапным богатством, я отправляюсь в царство Морфея.

В семь утра следующего дня я продираю глаза, многое повидавшие за вчера. Первое, что делаю – это проверяю свой аккаунт на DraftKings. Все в порядке, на балансе значится 116 тысяч долларов.

Я тут же начинаю действовать. Нельзя рисковать и ждать, пока федеральное расследование в отношении DraftKings к чему-то приведет, ведь средства могут быть заморожены или, что еще хуже, я могу вообще их не получить, как было в знаменитую покерную Черную Пятницу. Я запрашиваю депозит на сумму 100 тысяч долларов, и почти сразу же на электронную почту приходит письмо, в котором сообщается, что такие значительные суммы могут быть отправлены только банковским переводом. Я отправляю свои банковские реквизиты и, к их чести, через три часа 100 тысяч долларов уже лежат у меня на счету. Моя чистая прибыль составляет 70 тысяч (команда с «Далласом» заняла 14-е место, что принесло мне еще четыре тысячи); остальное я должен отдать трем бэкерам: Бипу, Эрику и IHaveAReputation.

Остаток дня мы проводим в зоопарке Сан-Диего, где мы, кстати, натыкаемся на Boooooourns’а и выписываем ему чек на 900 долларов, а вечером еще раз идем в Nobu за счет DraftKings, а в понедельник утром мы вылетаем. Я сижу в аэропорту с Амалией, Бипом и Timex’ом, и все вместе мы гадаем, сколько стоит производство чемпионского пояса. Вдруг мне приходит смс-ка от Saahil’а.

«Новости из Нью-Йорка – это нечто».

Какие еще новости из Нью-Йорка?

Очень скоро я узнаю, что это за новости. Интернет пестрит заголовками о событии, которое круто меняет расстановку сил в DFS – FanDuel и DraftKings решили прекратить работу в штате Нью-Йорк, достигнув соглашения с прокурором Шнайдерманом.

В соглашение, в частности, входило следующее: Шнайдерман обязуется приостановить расследование в отношении обеих площадок, а если в июне законодательные органы штата примут законопроекты, открыто разрешающие деятельность в сфере дэйли-фэнтези, то Шнайдерман обязуется отозвать все обвинения, кроме тех, которые были связаны с ложной рекламой. В таком случае площадки могут возобновить работу в штате перед началом футбольного сезона.

Но что, если законопроект не будет принят? В таком случае, и FanDuel, и DraftKings не появятся в Нью-Йорке еще очень долго, и обеим площадкам придется вступить в бой в залах суда. Скорее всего, этот бой они проиграют; иначе зачем еще соглашаться на сделку с Шнайдерманом? Площадки возлагают надежду на то, что законопроект будет принят. Будущее DFS туманно, и следующая битва будет решающей.

Почему в аэропортах всегда узнаешь не очень хорошие новости?

I. Судя по всему, эта мысль пришла к нему тем утром во время медитации на пляжах Сан-Диего.

II. Поднимаясь на сцену, я спросил у Кэлиша: «После этого я, наконец, смогу взять интервью у Джейсона [Робинса]?». Интервью так и не было назначено.

(продолжение следует)
перевод KJIOIIIKA, Михаил Балаев

Хотите быть в курсе всех событий в мире фэнтези?

Тогда вы можете либо зарегистрироваться,

либо просто оставить свой e-mail:

Рейтинг: +9

Комментарии

Пока никто не оставил комментарий, хотите быть первым?

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Где поиграть
Scorum Draft
В центре внимания фэнтези спорта